Сайт работает в тестовом режиме
food

Ресторанная эпитафия

Лет пятнадцать назад мы с моим партнером решили открыть в Одессе ресторан с гастрономической едой. Тогда толком не понимая что и зачем, начали с архитектуры. Пригласили очень хорошего архитектора Николая Будрика (позже, в легенде от Валика Стоянова, он превратится в Николо Будриано), и пошел процесс. Несколько поездок в Италию для комплектации всем самым-самым и еще несколько для переговоров с интерьерщиками и уже через, примерно 6 месяцев, появились первые черты ресторана «Гринвич Кафе». Название произнес наш тогдашний топ Дима Кушниров.

После обращения к лучшим одесским графикам, возникла идея вывески, а еще через месяц появилась и сама вывеска. Фарфор Черчиль, столовые приборы Hepp в посеребрении и десяток копий импрессионистов в интерьере от Rossi Dimension создали достаточно аристократичную «картинку» ресторана. Разумеется не сам ресторан, только «картинку». А если учесть что на дворе были 90-е на излете, то впечатление от холеного краснодеревного Гринвича хорошо оттеняла турецкая вагонка, присутствовавшая тогда в каждом втором интерьере. Визуальным маяком ресторана стала красного цвета деревянная телефонная будка, сделаная на лондонский манер. Кстати, в будке и телефон работал.

Паралельно я вел переговоры с поварами, но ехать в Одессу тогда никто особого желания не испытывал. Согласился некто Вильям Полл Лезотти, американец итальянского происхождения. Позже выяснилось, что у себя в США он имел достаточно далекое отношение к кухне, но это произошло лишь когда самые интересующиеся гости, попробовав несколько блюд из тогдашнего меню, сказали что интерьер отличный, а еда г….но.

Затем появился заурядный француз из Прованса Мишель Еванжелисти, и «Гринвич» ожил. Достаточно банальные в своей сути «пате-парфе-фуагра» сделали свое дело, и вся городская буржуазия резервировала столы. «Гринвич» стал номинально прибыльным ровно через два месяца после избавления от повара-американца и ровно через восемь месяцев с момента открытия. В начале нового века все усилия по развитию ресторана были делегированы нанятому управляющему, и прибыль пошла вниз, хотя в зале было не протолкнуться.

Мы учились и с нами вместе учились бармены-повара-официанты. Команда тогдашнего ресторана сформировалась примерно к 2002 году и проработала лет пять без существенных перестановок. Тогдашний управляющий быстро освоил слабые места управленческого учета и программы R Kepper и создал свою собственную модель «двойной экономики», успешно существующую по сей день во многих ресторанах и в стране в целом.

Тем не менее, “Гринвич” стал знаковым для мультизначно богатых гостей рестораном. Уже к 2004 году в стране появилось пяток украинских клонов, указывающих на определенный тренд в востребованности среди тех самых гостей, да и название пришлось им по душе. В 2008 стало понятно, что гастрономическая кухня и серебро одесситам не нужны. Да и списки богатых резко поредели. В 2009 после моих косметических решений в интерьере и принципиальных в гастроконцепции и кухне от Радека Давида, ресторан под новым названием “Ла Веранда” проработал еще несколько лет в дистанционном владении-управлении моего бывшего партнера Юрия Колесника. Надо сказать, что усилиями Юрия и команды в ресторане все это время был дружественный сервис и вкусная еда.

10-го августа этого года история “Гринвича” тем не менее заканчивается, и в Одессе станет одним приличным рестораном меньше.