Женщина ни в чем не виновата

Женщина ни в чем не виновата

‎Наверное, имело бы смысл написать этот текст где-то в начале весны, когда приближался день солидарности женщин в борьбе за равные права и эмансипацию.
Написать от имени мужчины, мужа, отца пяти дочерей и начальника сотен женщин.
Написать о феминитивах, а не о нюансах грамматики и суффиксов.
Написать, чтобы признать настоящее и отдать должное, где-то в глубине души попрощавшись с патриархальными стереотипами и переданным по наследству предубеждением.

Kirche, kinder, küche.

Это устойчивое выражение на немецком языке в переводе звучит как «дети, кухня, церковь» и очень емко отображает социальную и психологическую составляющую восприятия женщины в мире мужчин.
Эта составляющая может меняться (опять же, мужчинами) в зависимости от тех или иных событий в мире.
Женщин зазывали в публичное пространство, клеймя патриахальные постулаты о хранительнице домашнего очага, именно тогда, когда экономика нуждалась в рабочих руках в годы ускоренной индустриализации.
Но уже в 30-е, когда дело шло к войне, которая требовала много пушечного мяса, быстро запретили аборты и начали прославлять добродетели многодетных матерей.‎
Таких примеров с избытком в каждой стране.
И если кто-то скажет, что это не о современной Украине, что это история и западная блажь, что мы женщин любим, вон сколько стихов мы им посвятили – я готов с этим поспорить. Стихи стихами, но они не решают проблемы никем неоплаченного домашнего труда женщин.‎

Так где же место женщины?

На кухне?

А что если это кухня ресторана?

Неужели граница в отношении к женщине на кухне определяется непосредственно территориальным расположением кухни в тех или иных стенах?

Повар – это работа. Оплачиваемая и с графиком.
Повариха – это тоже работа, но зачастую домашняя, без выходных и бесплатная.
Повар звучит даже как-то солиднее.
«Повариха» имеет оттенок пренебрежения, равно как «докторша», «парикмахерша» и «кассирша». Ввиду нюансов русской грамматики словообразование может быть разным.
То есть «студентка» есть, но «президентшей» ей не стать.

Исторически некоторые феминитивы обозначают даже не женщину определенной профессии, а жену занятого этой профессией мужчины. «Профессорша» и «генеральша» - это все жены.
«Чтобы стать генеральшей, нужно выйти замуж за лейтенанта и помотаться с ним по гарнизонам» - помните?

По мнению Бетти Фридан, лидера американского феминизма, женщине слишком долго и тщательно внушали т.н. «загадку женственности». Внушали, что обладательницам истинной женственности не нужна карьера, высшее образование и политические права, а все, что от них требуется – это с раннего девичества посвятить себя поискам мужа и рождению детей.

Возможно, подобное внушение и есть одна из причин, по которой суффикс -ш-, отвечающий за образование феминитива, увы, не сделал чуда. 
Феминитив не стал ровней слову в мужском роде, а значит и не распространился и не закрепился в современном языке.

А стала ли женщина ровней мужчине?
Далеко ли ушла женщина-повар от поварихи?

Мир ресторанного бизнеса знает обладательниц трех звезд Мишлен, знает «лионских матерей», знает женщин телеповаров и женщин, авторов кулинарных книг.
Но даже с учетом таких весомых аргументов, закулисье этого бизнеса в мужских руках.

Гордон Рэмзи заявлял, что «женщина готовить не сможет даже под угрозой смерти».

Теперь кухней его главного ресторана в Лондоне руководит женщина Клэр Смит.
Еще одной его кухней в ресторане Verre в Дубаи до недавнего времени руководила Анджела Хартнетт. Сейчас она живет в Лондоне, руководит гостиничными ресторанами Connaught Grill Room и за это получила свою первую мишленовскую звезду.

Анн Софи Пик – внучка хозяина Maison Ріс в Ницце. Ее дед обладал тремя мишленовскими звездами. В 2007 году Анн Софи получила свою собственную третью мишленовскую звезду и стала единственной во Франции «трехзвездной» женщиной-шефом, а также вошла в двадцатку самых богатых шеф-поваров Франции.

Элен Дарроз – отличница бизнес-школы, в прошлом PR-менеджер Алана Дюкасса, наследница отеля и ресторана. Однажды решила стать поваром и спустя пару лет вернула мишленовскую звезду, потерянную отцом.

Елена Арзак – владелица и шеф ресторана «Арзак» в городе Сан-Себастьян. Она выросла в обстановке матриархата и училась готовить в ресторане у своей мамы и бабушки. Семейный ресторан был основан в 1897 году и Елена начала работать там еще школьницей, чистя овощи и моя салаты. На звездной кухне Арзак шесть из девяти главных поваров — женщины.

Эйприл Блумфилд – одна из немногих женщин-поваров, обладающая мишленовской звездой 10 лет.

Джоан Чанг – окончила Гарвард со степенью в области прикладной математики и экономики, заработала деньги на фондовых рынках и открыла пекарню. Соединила кулинарию с математикой, положила начало точным измерениям в приготовлении выпечки. Регулярно читает лекции в Гарварде и отлично готовит.

Николь Красински – в прошлом фотограф. В 2015 получила премию Джеймся Берда как лучший повар Западного мира.

Жизнь меняется и правила ее тоже.

Еще Симона де Бовуар, гендерный философ, в своей работе «Второй пол» написала, что раньше мужчина побеждал и подчинял женщину  ибо обладал более развитыми мышцами и развитыми легкими, что было необходимо для ловли мамонта.
Но с появлением машинного производства (что уж говорить о современных технологиях!) это отличие нивелировалось и шансы сравнялись.

И только женщина теперь решает, хочет ли она, чтобы решение за нее принимал мужчина.

Для справки:
В компании «Рестораны Саввы Либкина» работает 51 % женщин.
Женщин-поваров – 45%.
Заведующая производством – женщина.
И если в команду присоединится женщина-шеф – мы будем рады.

P.S. Бовуар оспаривает цитату из British Madical Journal1878 года, в котором член Британской медицинской ассоциации пишет: «Не вызывает сомнений, что мясо портится, если к нему прикасаются женщины, имеющие в это время менструацию.»

Эта статья также опровергает утверждение журнала British Medical Journal.

* «Женщина ни в чем не виновата» -  Писарев Дмитирий  Иванович, автор работы   «Женские типы в романах и повестях Писемского, Тургенева и Гончарова», 1861 год.