Севела бы написал интереснее 5

Севела бы написал интереснее 5

Продолжение, начало здесь:

 

 

 



А город продолжал меняться. Открывались клубы типа Сказка, Лав кафе и прочих, рассчитанных на 3-6 месяцев активного бизнеса. Открывались новые сиеминутно интересные проекты-миксы, типа ресторан -лаунж-бар-казино-клуб-сауна-банкеты-суши. Слово «фьюжн» стало стратегией, флагом и бестселлером одновременно.  Даже  коммунисты, задрапированные под реформаторов, спрашивали «это» во время бизнес-ланча в исполкомовских кафе-барах. Бизнес активно заигрывал то с самым депрессивным населением с помощью суши и дисконта, то с первопотомственными или новоявленными  селебрити с помощью словосочетания лакшери лимитед эдишен на темно зеленом фоне и всегда с позолоченной рамочкой.

Аркадия постепенно становилась филиалом Таиланда, причем в варианте все по 10. Средний класс активно путешествовал, так как многие одесситы не соотносили себя не с первыми ни со вторыми и соответственно предпочитали деньги тратить там, где для них постарались. Именно на этом фоне достаточно странно и успешно воспринималось короткое меню из 14-17 стейков и десятка салатов-закусок в ресторане на Дерибасовской. Именно потому Стейкхаус отметил свое первое успешное пятилетие в обществе мимикрирующе-исчезающего полусреднего класса. Тем временем первые официантки ресторана уже купили автомобили и перестали обращать внимание на иностранцев.

Марьяна, тогдашняя звезда зала с огромной грудью и директорским голосом еще подыскивала кандидата на роль мужа-друга-спонсора. Кастинг велся постоянно, но первая же дегустация через дорогу, в гостинице Спартак показывала, что Марьяне везет больше с краткосрочными женихами.  Один из таких, по имени Руслан постоянно приходил в ресторан с метровыми розами, темно красного цвета и как бы невзначай, после еды оставлял их для Марьяны. Даже если смена была другая, цветы передавали через день, и сердце Марьяны подтаивало под таким цветочным напором.  Примерно через месяц Руслан пропал из числа ежедневных гостей, что воспринималось как закономерность. А еще через месяц Марьяна объявила, что выходит замуж, увольняется и уезжает в столицу. Через полгода Марьяна вернулась в Одессу и опять пришла в ресторан, но штат был укомплектован, и ей предложили место в другом проекте. Руслан опять стал постоянным гостем, но на цветы больше не тратился. Иногда он, подпив, спрашивал о Марьяне, но звонить сам побаивался.

Софья Акоповна тем временем открыла небольшое детское кафе в одном из самых депрессивных районов в городе, перестала заходить в гости и слушать критику по поводу использования разного рода импортных добавок. Рая иногда прогуливалась по Дерибасовской и притом всегда  в удлиненных платьях, так чтобы голень  была прикрыта практически до верха обуви.  Когда Рая выгуливала  случайную добычу, то надевалась специальная восково-бледная маска, а приветствия становились , по-королевски сдержанными.  Дресс код не менялся. Один раз Рая была замечена в ресторане с достаточно интересным южанином, возможно итальянцем, и тогда же на ее лице была отмечена редкая для Раи, пространно самодовольная улыбка, как бы говорящая, жизнь удалась. Затем и Рая на несколько лет пропала с Дерибасовской и одновременно из уст все видящего персонала.

Гостиница Спартак, напротив ресторана, тогда еще баловала иностранцев, а иногда и местных, при случае, номерами без горячей воды и серыми, не отбеливающимися  простынями за 12-15$. Сомневаюсь, что кто-либо пытался их отбеливать, да и зарплата в государственной гостинице не предполагала такую тщательность. Название было оправдано каждой деталью и нюансом гостиницы. Цена рассчитана была за номер без  барышни. А учитывая тот факт, что паспорта регистрировались,  то мало кто из дам решался предъявить свой документ. Охранник мог опустить глаза и не заметить даму, еще примерно за ту же сумму, но только поздно вечером. Номера могли проверить, по крайней мере, так говорили на рецепции раскоровевшие тети, специализирующиеся  на постсоветском гостеприимстве. Другие гостиницы на Дерибасовской, Пассаж и Центральная, были странно похожи тетями, услугами и условиями. Вход в Спартак был прямо напротив ресторана и персоналу доставляло огромное удовольствие наблюдать, кто именно и с кем заходил в гостиницу. Зимой было интереснее, так как было больше местных, своих.  Иногда, но совсем редко, наблюдались пары-тройки и из числа гостей.  Но это только если количество алкоголя полностью отключало внутренний культурно-социальный ценз.

    • Часть 5