Сайт работает в тестовом режиме
Гастрономический ресторан. Мысли о высоком

Гастрономический ресторан. Мысли о высоком

Гастрономический ресторан должен удовлетворить тягу человека к высокому. Это неписаное правило является заповедью для заведений такого лекала. Но в действительности ли ресторатор осознаёт ответственность, взятую на себя этим манящим прилагательным ?

Советский товарищ услышал за железным занавесом француза, повторяющего gastronomie, gastronome, gastronomique. Товарищ знает, что это про еду, ведь у самого гастрит от жареного гуся. Услышал слова и понял, что нужно назвать так все продуктовые магазины. Про еду же? Сперва это были магазины колониального ассортимента, после – все, где есть колбаса и консервы. Так «Магазин Елисеева и погреба русских и иностранных вин» стал называться «Гастроном № 1». Слово осело на мель. Его неоднократно пропускали через сито, и в итоге оно стало приставкой для всего вообще, что про еду: гастроресторан, гастроном, гастробар, гастропаб.

Жозеф Бершу, который в 1801 году первым употребил слово «гастрономия» в названии своей поэмы, создал твердь для смены вывесок, печати книг и объединения знатоков. Теперь искусство о еде имеет название – Гастрономия. Искусство изысканное, собирающее только самое редкое и утонченное о еде и вкусах. Оно обречено не на дороговизну, а лишь на спекуляцию. Как только человек вышел из пещеры и надел трусы, он стал требовать такого искусства от других людей. А вокруг искусства создаются культы. Культ – это примитив искусства.

Культ влечет за собой лукавство. Это такой патологический уродец, мама которого – Желание Быть, а папа – Нежелание Делать. Гастрономический ресторан, как волна: затягивает неразборчивые массы на дикий слуху признак и разбивается о камни смысла насмерть, подавая буханки хлеба из «Сильпо». Официант при этом говорит что-то в натуральном миноре: «Налить вам этой мерзости-с?»

Остаешься с вопросами «Где в вашем супе искусство?», «А ваше молдавское вино говорит об особенностях региона?», «Чего вы молчите?». Повар в таком предприятии с божьей помощью пришел к жареной яичнице, потом к потере девственности и, как следствие, к гастрономическому в ресторане. И все это в один день.

Такое место вы узнаете сразу: позолоченные столы, зашкуренные вилки. В дальнем углу струны скрипки режут живодеры, а внутри официантов заперли прислугу. Воздух быстро становится свинцовым, а из-за спины слышно, как у кого-то урчат кишки и сосет под ложечкой.