Лион. Впечатления

Лион. Впечатления

Ноги, голова и особенно мозги гудят после целого дня гастрономических нагрузок. Оказавшись не в самой туристической зоне, набрели на лавку с местным антиквариатом. На площади в 18 метров поместилось несколько тысяч столовых приборов и другой утвари. Все потрепанное жизнью и временем, но не потерявшее, а скорее нашедшее за время служения, особенный шарм. За прилавком дама преклонного возраста, но без следов вмешательств косметических коновалов, и от того очень напоминающая жизненным лоском товар в собственной лавке. Каждый день и каждая эмоция присутствуют в миллионе морщинок, но учитывая природное происхождение, внешность скорее притягивает и совсем не напоминает некоторых забальзамированных заживо местных звезд прошлого столетия, все еще не расставшихся с возрастными страхами и оттого больше напоминающими антирекламу клиник красоты.

В лавке один покупатель, и потому мы не заметили внимания к себе кроме кивка и беглой улыбки в уголках глаз хозяйки. Я совершенно растерялся, так как огромная камера, висящая на шее весь день, в этом магазинчике казалась уж слишком неуместной. Впечатления взяли свое, и я осмелился наскоро щелкнуть несколько кадров, не спрашивая позволения, но и не поднимая объектив в сторону покупателей-продавцов, только фиксируя в памяти фотоаппарата горы вилок и ложек, смотанных бечевкой по 6-12 штук в некие фантастически посеребренные бигуди.

Вышли через несколько минут, когда поняли что мы как туристы не вызываем коммерческого интереса у дамы-хозяйки, отвлеченной беседой с покупателем джентльменом, примерно 65 лет. Не успев отойти и 30 шагов, нас догнал тот самый джентльмен и вежливо, но совершенно настойчиво попросил вернуться в лавку. Мол, хозяйка просит. И пояснил, что в лавке не так давно было ограбление, причем вроде именно после того, как несколько азиатов щелкали своими камерами ее утварь. Хозяйка, со слов джентльмена, была строго предупреждена полицейскими о важности для раскрытия преступления, немедленно звонить в полицию, как только кто-либо снимет крышку с объектива. Не знаю, были ли мы первыми, вызвавшими подозрение, но вернувшись в магазин, хозяйка все с той же микро-улыбкой моментально прояснила, что только выполняет распоряжение полиции — не более.

Мы пояснили, что фото имеет исключительно туристический контекст и вообще мы просто туристы, не более. Нас отпустили, вежливо попрощавшись. Мы еще раз почувствовали, что родина с ее отношением к милиции далеко. Безнадежно далеко.